?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Скалон Владимир Евстафьевич. Из дворян Могилевской губернии. В службу вступил 01.09.1890. Окончил Пажеский корпус (1892; с отличием и занесением имени на мраморную доску почета). Выпущен Подпоручиком (ст. 04.08.1892) в л-гв. Семеновский полк. Поручик (ст. 04.08.1896). Окончил Николаевскую академию генштаба (1898; по 1-му разряду с отличием). Штабс-Капитан гв. с переименованием в Капитаны ГШ (ст. 17.05.1898). Состоял при Виленском и Петербургском ВО. Ст. адьютант штаба 23-й пех. дивизии (27.11.1899-08.12.1901). Цензовое командование ротой отбывал в л-гв. Семеновском полку (03.10.1900-18.10.1901). Помощник делопроизводителя ген-кварт. части Гл. Штаба (08.12.1901-05.04.1903). Подполковник (ст. 06.04.1903). Делопроизводитель ген-кварт. части Гл. Штаба (05.04.-01.05.1903). Столоначальник Гл. Штаба (01.05.1903-28.10.1904). Помощник начальника отделения Гл. Штаба (28.10.1904-25.06.1905). Помощник начальника отделения ГУГШ (25.06.1905-01.05.1906). Делопроизводитель ГУГШ (с 01.05.1906). Полковник (ст. 06.12.1907). В 1909 произвел экспертизу плана развертывания германской армии, который был с целью дезинформации подброшен германской разведкой. Цензовое командование батальоном отбывал в л-гв. Семеновском полку (10.05.-11.09.1910). С 1914 начальник 5-го делопроизводства управления ген-кварт. Штаба Верх. Гл-щего. И.д. генерала для делопроизводства и поручений управления ген-кварт. при Верх. Гл-щем (с 25.07.1914). С 08.11.1917 ген-кварт. Ставки ВГК (сменил ген. Дитерихса). Входил в состав группы военных экспертов для переговоров с державами Четвертного союза. По приезде делегации в Брест-Литовск в тот же день застрелился. Советское правительство выразило соболезнования его вдове и назначило пенсию его дочери.

Награды: ордена Св. Станислава 3-й ст. (1901); Св. Анны 3-й ст. (1904); Св. Станислава 2-й ст. (1906); Св. Владимира 4-й ст. (06.12.1910); Св. Владимира 3-й ст. (06.12.1913).
http://www.grwar.ru/persons/persons.html?id=1559


На следующее утро после смерти ген. Скалона, утром, в 9 часов 30 ноября (13 декабря) состоялось первое совместное заседание, которое генерал Гофман открыл вступительным словом, выразив глубокое соболезнование по поводу этого печального события.
Гроб с телом генерала Скалона был установлен в крепостной церкви. Явился почти весь состав германского штаба. Штаб и все пять договаривающихся о перемирии сторон возложили на гроб покойного венки. Оркестр грянул “Реквием”. Трагически торжественны медные звуки, чуждые русским церковным стенам. Этими мрачными аккордами военная Германия провожала русского генерала за день до прекращения войны.

Нужно было встретить смерть на вражеской территории, чтобы от врагов получить последние воинские почести. А там, в России... там в этом уже было отказано.Гроб вынесли на руках члены русской делегации. На площади близ гарнизонной церкви был приготовлен катафалк — грузовик, убранный траурными флагами и зеленью. Принц Леопольд Баварский произнес несколько сочувственных слов, а отряд германских ландштурмистов дал ряд салютных залпов.

На вокзале — снова краткая лития у гроба, поставленного в траурный вагон, убранный черными, русскими трехцветными и германскими флагами. Без речей, без слов проводили вагон, застучавший по шпалам по направлению к фронту, до которого его провожали германские солдаты.

ПОСМЕРТНОЕ ПИСЬМО ген. СКАЛОНА

Было опубликовано впервые в “Нашем деле” в 1939 году.

“Петроград, 27.XI.1917 г.

Мой дорогой Н.Н.!

Не удивляйся, что я пишу Вам, а не кому-нибудь из людей более близких. В теперешний момент “дружба” стала вещью более серьезной, чем та, которую мы знали в окопах или кавалерийских атаках...

Вот что я хочу сказать Вам — очень коротко и выражая Вам заранее свою благодарность, если Вы захотите сберечь это письмо. Это искреннее объяснение со стороны человека, который готовит совершить “прыжок в неизвестность”.

Троцкий только что предложил мне, в Смольном, отправиться в Брест консультантом при большевистской делегации, чтобы давать “советы” во время переговоров о перемирии, а затем и о мире.Поручение это глубоко мне противно. Я знаю, что речь идет просто об отвратительной комедии. “Перемирие” уже заключено: наши солдаты просто-напросто уходят с фронта, убивая собственных офицеров и грабя, и продают свои ружья и даже пушки немцам за бутылку рома или коробку сигар. Мир, он тоже будет продиктован немцами, т.е. немцы диктуют, а большевики только исполняют задание... Я был осведомлен об этом по данным нашей разведки и разведок французской и английской. Таким образом я знаю, куда я иду и с кем я иду. Но я задаю себе вопрос: если я откажусь, тот, кто заменит меня, будет ли он, по крайней мере, иметь достаточно мужества, чтобы не прикрыть измену подписью русского офицера? У меня этого мужества найдется. Даю Вам слово, что это так.

С другой стороны, в Смольном, по-видимому, не все и не совсем единодушны. После моего разговора с Троцким у меня создалось впечатление, что он хотел бы “надуть” немцев, “тянуть” и попытаться не “подписать”. Но Ленин и его присные — Зиновьев, Подвойский, Сталин, Крыленко и прочие, за мир во что бы то ни стало, чтобы избежать риска быть выгнанными самими же немцами оттуда, куда их немцы посадили. Я даже задаю себе вопрос: почему это Ленин поручил переговоры Троцкому? Но впрочем все это сейчас уже сравнительно лишь очень маловажно...

Существенно то, что я еду в Брест. Бог знает, возвращусь ли я. Не судите меня слишком строго. Уверяю Вас, что я еду туда лишь потому, что хочу еще — если это еще возможно — послужить России.
Ваш В. Скалон”

Подробнее об обстоятельствах гибели - http://kamunikat.fontel.net/www/knizki/historia/kuzniacou/stranicy/06.htm

Comments

( 2 comments — Leave a comment )
bulkovo
Nov. 29th, 2010 08:43 am (UTC)
какая обреченность в его письме! русский офицер, а что японский камикадзе...
nicodim_from
Nov. 29th, 2010 06:27 pm (UTC)
Время было для русских офицеров такое, что камикадзе они могли позавидовать.
( 2 comments — Leave a comment )